О себе

Призвание в пророческое служение

Призвание в пророческое служениеВпервые услышав от Святого Духа призвание в пророческое служение, я сказал: «Господи, что угодно, какое угодно дай мне служение, только не пророческое! Ведь там так все серьезно!» Если в Ветхом Завете пророк ошибался, то чаще всего наказанием была смерть. Если тогда стандарт и ответственность были так высоки, так что же говорить о наших днях? Если раньше нельзя было блудить или прелюбодействовать, то теперь об этом даже запрещено думать. Если раньше можно было любить ближнего и ненавидеть врага, то теперь заповедано любить врагов. Это говорило мне о повышении ответственности и требований, предъявляемых к служению Нового Завета. Да, я понимал, что когда увеличивается беззаконие, изобилует и благодать, и про искупление уже знал не понаслышке. Но все же что-то внутри говорило мне, что служение в пророческом слове очень ответственное и, вместе с тем, очень важное и, да, к сожалению, нередко пренебрегаемое из-за неправильного понимания и неверного применения.

Пророческий дар, которым Господь нас наделяет подтверждая наше призвание в пророческое служение как и многие другие дары, это инструмент, а вот как его использовать, решает тот, в чьих руках он находится. Да и познания мои в этой области были весьма поверхностными. Тогда я считал, что пророки только и занимаются тем, что возвещают будущее. Это уже потом, пережив это служение на практике, я понял, что есть разница между пророками и пророчествующими.

Пробовали ли Вы когда-нибудь спорить с Богом? Я вот пробовал. И пришел к выводу, что это бесполезно, однажды согласившись с одним из великих царей прошлого:

И все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: “что Ты сделал?” (Дан.4:32)

Призвание в пророческое служениеВот так я и оказался наделенным пророческим даром и обделенным, как мне казалось, инструкцией к его применению. Дар открывался подобно бутону цветка, постепенно, день за днем, все более и более благоухая. Я стал замечать, что знаю, что Дух Святой хочет сказать одному или другому верующему, и слова эти были различными: от назидания, увещания и утешения, до обличения и даже возвещения будущих событий. А потом стал замечать, что знаю о том, что будет происходить в будущем в поместной церкви, в которой уже тогда служил, занимаясь молодежью. Причем сроки в одном случае были известны, в другом были известны лишь события. Удивляло то, что сбывалось все с удивительной точностью, и естественного объяснения не находилось.

Бывало так, что, участвуя в обычной общей молитве на домашнем служении, получал слово для присутствующих там людей и видел, как слово касается их, как всплывают детали, одному Богу известные. Кто-то радовался, кто-то плакал, но реакция была всегда. Иногда меня даже перед молитвой просили: «Давай сейчас просто помолимся, без пророчеств!» Но куда там? Разве удержишь горячие угли в обычной одежде?

Чем больше времени проходило, тем больше даров открывалось вокруг меня. У нас была группа молодежи, собравшаяся из представителей разных церквей города, которой мы раз в неделю или чаще собирались и искали лица Божьего, а также ревновали о дарах духовных и, получив их, практиковали.

Так, например, когда мы пели на языках во время поклонения, ясно понял, что сидящей рядом в кресле сестре Дух Святой дает истолкование того, что я пою. Какое же было ее удивление, когда она об этом услышала, сказав: «Слава Богу! А то я думала, что уже с ума схожу, лезут в голову слова разные, а зачем, непонятно…» После этого стала истолковывать, и все получили назидание. Порой истолкования были целыми главами из Писания, которых она не учила и не могла повторить дословно после.

Также в нашей молодежной группе исцелялись больные тела и души, изгонялись бесы, восстанавливались семейные отношения, иногда, после молитвы, даже менялись характеры людей. Надо сказать, что к нам стали обращаться другие верующие за помощью. Как это произошло, уже и не помню, просто, видимо, пришел один, увидел изменения, рассказал другим. Вот так и началась практика слышания голоса Святого Духа и применения духовных даров для пользы церкви.

Краткая автобиография

Игорь ОгибаловРодился 11 августа 1978 года в городе Алма-Ате в 20ч 20мин. Тогда Казахская ССР была одной из союзных республик огромной страны под названием СССР, в которой как-то было не принято верить в Бога, считая «научный атеизм» основным вероисповеданием. До сих пор служу, живу и работаю в Алматы.

Фотография была сделана несколько лет назад зимой в наших горах, расположенных в 5 минутах езды от дома.

Встреча со Христом

Впервые о Христе услышал по телевизору. Вернее, увидел фильм «Иисус». В конце фильма была молитва, и повторял я ее от всего сердца, как и предлагал чей-то голос в конце фильма. Тогда, еще не понимая смысла жертвы Иисуса Христа, моя внутренность каким-то непостижимым образом тянулась к познанию Бога.

Примерно в возрасте 10 лет я впервые столкнулся с евангельскими христианами, которые пели песни на открытом воздухе импровизированной сцены в парке «28 героев-панфиловцев». Мне особенно тогда запомнилось слово «аллилуйя». Я еще подумал, какое это красивое и божественное слово, хотя и не понял его значения. Обстоятельства сложились так, что покинуть их общество пришлось еще до окончания этой удивительной песни.

Потом был поиск длинною в 7 лет, которые показались тогда целой жизнью. Ни оккультизм, ни восточные религии, ни философия, ни медитация не могли ответить на волнующие меня вопросы о смысле бытия. Я чувствовал пустоту внутри и ничем не мог ее заполнить. Ни успехи в спорте, ни признание в обществе друзей и знакомых не приносили полного удовлетворения. Даже практикуя медитацию и пытаясь выйти в астрал, я никак не мог понять, почему, если я стремлюсь к свету, меня окружает тьма? Мне это объясняли многоплановостью бытия, говорили, что нирваны еще надо уметь достичь. Но внутри… пустота. Где смысл жизни? Зачем я живу? Если для того, чтобы, перерождаясь, прогрессировать, то что меня ждет в конце? А вот в конце мне обещали, что я сам стану Богом, а потом это все растворится и начнется заново. Так зачем же пытаться и чего-то достигать, если мы в итоге все равнозначно растворимся, какого бы уровня мы ни достигли. И камень, с его элементарным пониманием сути самосознания, и бог, с его всеобъемлющим суждением о сути всего? Так в чем же смысл?..

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Вот так случилось и в моей жизни. Свой прежний диагноз я помню до сих пор: «гипертензионный синдром с вертибрабазилярной недостаточностью». Занимаясь боевыми единоборствами и получив травму шейного отдела, я пришел к участковому врачу в больницу. Голова из-за частых травм болела уже давно (спасибо полному контакту на тренировках из-за молодости и глупости), глаза смотрели только вперед, шея из-за боли с трудом поворачивала голову. В таком состоянии чтобы посмотреть по сторонам – приходилось поворачивать корпус. Врач, видя мое состояние, отправила меня на обследование к невропатологу в платное отделение. К сожалению, денег, чтобы заплатить даже за диагностику, у меня попросту не было, поэтому терапевт попросила невропатолога посмотреть меня «по-свойски», сказав, что я ее родственник. Родство у нас, естественно, было разве что по нашему общему прадедушке Ною.

Невропатолог уже почти закончила прием пациентов и собралась уходить домой, но по какой-то необъяснимой причине решила все-таки меня принять. Провела диагностику и сказала, что у меня смещены шейные позвонки, сильно разнятся кровотоки, и что-то еще. В общем, чтобы это исправить, нужна операция, для операции нужны деньги, а денег, ясное дело, нет. Даже если продать квартиру, то и этих денег на операцию не хватит. В общем, ситуация мне напоминала шутливую историю, в которой доктор безнадежному больному предлагал принимать грязевые ванные, которые ему, само-собой, не помогут, но к земле он попривыкнуть успеет. Чем дальше я слушал, тем более безнадежно выглядела моя ситуация, и в перспективе перспективы этой самой было все меньше и меньше. И вдруг она говорит: «Как врач, я Вам помочь, вероятнее всего, не смогу. Но как верующая могу сказать, что если Вы доверитесь Богу, Он Вам точно поможет.» Странно мне как-то было слышать про Бога в поликлинике, но интуиция подсказывала, что это действительно мой единственный шанс избежать инвалидности и необходимости понемногу привыкать к земле. В конце тоннеля забрезжил свет. И я надеялся, что это не фары приближающегося поезда.

О чем мы говорили в кабинете на протяжении примерно часа, уже не помню, что помню, так это приглашение в следующее воскресенье посетить богослужение церкви. Я взял какие-то трактаты о Боге и пошел домой. Не знаю, почему, но прочитать их так и не удалось, вплоть до следующего воскресенья, когда я, сев на троллейбус, отправился на богослужение. Врач меня встретила перед кинотеатром и пригласила войти внутрь. Первое удивление вызвало полное отсутствие икон, свечей и прочей атрибутики церкви, как я ее тогда себе представлял. Вторым удивлением было присутствие большого числа искренне радующихся людей. Вот тогда-то я и подумал, что либо в дурдоме праздник и всех свезли сюда, что было весьма маловероятно, либо они действительно знают то, чего не знаю я. Третье удивление вызвал ведущий, на котором не было ни рясы, ни креста, ни даже кадила в руках. Сей факт меня насторожил, так как до этого собрания мы с мамой чуть не попали в «белое братство», утверждавшее, что их лидер является очередным воплощением божества. Смутило тогда то, что верные последователи должны были «отписать братству недвижимость» по случаю скорого конца света и тем самым хоть как-то постараться обеспечить себе достойное место в пост-апокалиптической иерархии.

Что было на служении, описывать долго не буду, лишь упомяну, что казалось, что все на меня смотрят, и посему вести пытался себя «как все», садясь, вставая и хлопая синхронно со всеми, дабы не отличаться и не смущать окружающих. Но вот что мне запомнилось, так это вопрос того «дяденьки со сцены», который рассказывал о своем доме и проблемах, с ним происходивших.

– Кто хочет примириться с Богом?

– Вот это да!, – подумал я. – С Богом можно примириться?! Серьезно?!!  – Поразмыслил, что, в принципе, я с Богом не ссорился, но помириться отчего-то очень хочу. Не знаю, как, не знаю, почему. Но хочу! Очень! После приглашения вышел вперед, встал перед сценой и повторил несложную молитву:

«Дорогой Господь Иисус! Я признаю себя грешником и прошу простить мне мои грехи. Войди в мое сердце и стань моим Господом и Спасителем. Аминь!»

И та пустота, которая, казалось бы, просто звенела своей натянутой, как струна, тишиной, вдруг заполнилась. Вся и сразу! Без остатка! Пришел какой-то удивительный покой, и мир теплом разлился по моей внутренности, где-то глубоко внутри меня что-то изменилось, и изменилось уже навсегда.

Потом к паре десятков человек, вышедших со мной, подошли радостные люди и стали им что-то увлеченно рассказывать и с чем-то их поздравлять. Ко мне же не подошел никто. Тогда я решил, что тут надобно выходить по записи, и тут же решил внести себя в этот список и даже, если необходимо, еще раз выйти на это место. Не успели мысли завершить свой логический круг, как тот, кто только что задал всем этот важный вопрос, спустился со сцены и подошел ко мне, пожал мне руку и сказал, как он рад, и еще сказал, чтобы я запомнил этот день, и что этот день — это день моего второго рожденья. Я запомнил: 20 августа 1995 года. Мне было 17 лет.

Когда собрание закончилось, мне подарили настоящую Библию. Потом молились обо мне на русском языке, потом на каком-то, мне неизвестном. Молитва на незнакомом языке была довольно длинной, и я подумал, что самой большой сложностью в моей новой вере будет запоминание такой длинной молитвы не то на испанском, не то на португальском языке. Когда  опасения были высказаны, меня успокоили, что это язык Святого Духа, и учить его не надо. Стало легче.

Вернувшись домой, первым моим удивлением было полное равнодушие к пачке сигарет, лежащей в отделении для вилок и ложек на кухне. Еще до посещения церкви это была уже вторая или даже третья попытка бросить курить. Пачку решено было не выкидывать, так как сигареты дорогие, пачка начатая, денег и так нет, вдруг снова начну, не покупать же опять. Но какой-то мягкий и в то же самое время уверенный и облеченный властью голос внутри сказал о том, что я больше никогда не буду курить. Так и получилось.

Через неделю покаялась моя мама. Мы договорились, что, если мне понравится, она тоже пойдет. Вот так начался мой путь. Когда радостный и легкий, а когда невыносимо тяжелый. Путь борьбы и побед, и в первую очередь над самим собой.

Потом пришло понимание о том, что надо служить другим людям, что для этого и предназначена церковь, для того, чтобы служение Богу выражалось, в первую очередь, через служение людям. Посмотрел вокруг на существующие в церкви служения и стал тем, кем мог – служителем порядка, которых у нас называли ашерами. Мы встречали всех, кто приходил на собрание, прямо в дверях теплыми словами и пожеланиями, а потом даже взяли гитару и пели песни. Помогали людям найти свободные места, расставляли столы и стулья, помогали раскладывать книги, ставить и убирать аппаратуру, в общем, делать все, чтобы другим было хорошо.

Крещение во Святом Духе

Через несколько недель моя наставница, коей стала та самая невропатолог из платного отделения обычной поликлиники, пригласила меня в другую церковь на служение, сказав, что приедут гости, которые служат в духовных дарах. Что это такое, я тогда не понимал, но доверился авторитету наставницы, говорившей, что мне это точно надо. Атмосфера на служении была просто удивительной. С одной стороны, покой и мир, с другой – присутствие какой-то сверхъестественной силы. Это даже ощущалось в воздухе. Чем и как я это ощущал, мне было объяснить сложно, но вот если бы нужно было описать проявленное присутствие Бога, вот так, наверное, я бы его и описал. Бог вездесущий, но вот в каких-то местах его вездесущность проявляется особенно сильно, так, например, на горе Синай, или в день пятидесятницы, или потом, в доме Корнилия.

– Иди, попроси, чтобы помолились о тебе, чтобы получить крещение во Святом Духе, – сказала наставница.

–  Что? – удивился я.

– Иди и скажи, что хочешь крещение в Святом Духе.

– Это что такое? Зачем?

– Ты получишь дар говорения на иных языках, как у меня. Помнишь?

– ?..

– Ну тогда, когда ты подумал, что тебе нужно будет учить длинную молитву на иностранном?

– А, ну да, вспомнил. Хорошо, пойду, – сказал я и направился к сцене, где уже гости молились за людей. Подошел, попросил, помолились. Ощущения внутри приятные. Но больше как будто ничего не произошло. Вернулся на место.

– Ну что?! – спросила наставница. – Как? Получил?

– Ну да, наверное, получил, – как-то не очень уверенно (и это еще слабо сказано) ответил я.

– Ну, тогда говори!

– Чего говорить? – еще менее уверенно переспросил я.

– На языках говори! Не по-русски, не по-английски, а на ином, незнакомом языке.

В тот момент больше всего мне хотелось, чтобы от меня отстали. Потому, что я вообще не представлял, что, как и зачем мне надо говорить. И самым большим вопросом был, конечно, «как»? Каля-баля купил коня? Но даже это частично по-русски. «И как это я буду говорить то, не знаю что?» – подумал я. «Ну прямо как в сказке: пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что!» – подсказала память.

– Ну что, ты готов? – вернула меня из размышлений наставница.

– Да, готов… наверное… только я не знаю, как?..

– Это очень просто, – пояснила она, – как только ты захочешь говорить на ином языке, тут же появятся слова, выдумывать и изобретать ничего не надо, все произойдет естественно. Не бойся! Это как на велосипеде ездить. Раз получится, никогда не забудешь, и в любой момент сможешь повторить по своему желанию.

Мысли путаются, в душе буря, идеи, как оборванные паруса, безвольными тряпками хлопают на ветру сомнения, отдавшись на волю стихии. Слов нет, звуков нет, вокруг все затихло. Как будто весь окружающий мир замер в ожидании первого слова небесного дитя…

Набрал воздуха в легкие и, не концентрируясь на том, что сейчас скажу или не скажу, какие звуки издам, во мгновение ока настроился на то, что сейчас своими устами смогу сказать то, чего никогда раньше не говорил, и сделаю то, чего даже не знаю, как делать. И… заговорил! Да не просто заговорил, а предложениями, да еще на таком наречии, что сам удивлялся, как это у меня язык поворачивается такие специфические звуки произносить? Нет, речь не казалась странной, она была больше похожа на какой-то язык, но я никогда такого языка не слышал. Думаю, что любому стороннему наблюдателю показалось бы, услышав, что я говорю, что он слышит обычную человеческую речь. В ней присутствует и интонация, и предложения разной длины, и ударения в словах на тех же слогах, что и в уже сказанных предложениях. В общем, полноценная речь. Вот только непонятная. Совсем непонятная. Восторгу моей наставницы не было предела. Было такое впечатление, что ее собственный родной сын вдруг заговорил, впервые в жизни.

В тот день я понял, что впервые в своей жизни получил что-то сверхъестественное. Что-то, неподдающееся описанию обычным, повседневным языком. Что-то такое, чем мог свободно управлять, что-то как будто родное и до невозможности знакомое, и в то же время совершенно непонятное. Нет, не чуждое и странное, а именно непонятное и какое-то неземное. Что-то совершенно другого, сверхъестественного, Небесного плана бытия.

Ни в тот день, ни в последующие мне никто так и не сказал, что, получив дар говорения на незнакомом языке как знамение крещения в Духе Святом, нужно молиться о даре истолкования, а еще о том, чтобы пророчествовать. Об этом я уже прочитал самостоятельно в первом послании к Коринфянам в 14 главе:

А потому, говорящий на [незнакомом] языке, молись о даре истолкования. (1Кор.14:13)

и

Достигайте любви; ревнуйте о [дарах] духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать. (1Кор.14:1)

В церкви, на служениях, молились как на обычных, так и на незнакомых языках. Я искал людей, которые тоже прочитали послание Коринфянам и ревнуют о дарах духовных, и, хоть и нечасто, но находил таких. А вот чтобы найти тех, кто ревнует о том, чтобы получить дар истолкования или, тем более, пророчествовать?.. С этим были сложности, и сложности эти были, в первую очередь, обусловлены несколько странным отношением к пророчествующим людям. Как-то не явно, но это пасторами, за редким исключением, не поощрялось и объяснялось, что, мол, были тут у нас пророки, так указывали, что нам, пасторам, делать надо, так мы их всех постепенно на заднюю лавочку-то и усадили.

Все понятно. Действовали они, возможно, и неправильно, но Писания-то никто еще не отменял. «Ревнуйте! И все тут!» Вот я и продолжал ревновать, хотя и равняться из окружающих было почти не на кого. И Дух Святой объяснял и показывал, как Его дары работают.

Призвание на служение учителя

Со времени крещения во Святом Духе прошло несколько лет, и вот однажды во время обычной молитвы, после очередного вопроса о своем призвании, довелось мне услышать или понять (в тот момент было сказать сложно) ответ о том, что Господь призывает учить Его народ Его Слову. В то время, да и сейчас, из официально признанных и высвобожденных на полное время служения учителей в Казахстане не было. Только пастора да миссионеры. В виду того, что непосредственно вблизи примеров не было, пришлось учиться тому, как быть учителем, под руководством лучшего Учителя, а также наблюдать за жизнью и служением учителей за рубежом. Некоторые из них приезжали к нам, и иногда с ними удавалось хотя бы немного пообщаться и перенять духовный опыт.